И тут узнали мы всю правду про него


Великий режиссёр Оливер Стоун снял кино о великом политике Путине. Успеет ли снять о Назарбаеве?

Четыре вечера подряд по Первому российскому каналу показывали фильм «Путин». Чуть раньше это кино под другим названием – «Интервью с Путиным» – смотрели американцы.

Что сказать? Владимир Владимирович умеет быть убедительным, обаятельным и как бы откровенным. А если задавать человеку удобные вопросы, то его обаяние расцветает как майский сад. Это мы и наблюдали четыре вечера подряд.

Стоун подсаживал Владимира Владимировича на любимую путинскую лошадку, которую зовут Внешняя Политика (вторая кличка – Лицемерие Западных Партнёров) – и Путин на ней скакал. Скакал и скакал. Скакал и скакал. До полного конского изнеможения.

Затем собеседники чуть отвлекались на президентских внуков, на бассейн, на интерьеры Кремлёвского дворца – и Путин снова взбирался на спину Лицемерию Партнёров.



Оливер Стоун  «Интервью с Путиным»
Кадр из документального фильма "Путин"

То есть, перед нами обычное имиджевое интервью? Не совсем. Путин рассказал много интересного. Особенно это было полезно послушать американцам. Например, они узнали, (в путинской интерпретации), что США ведут кибервойну не только с недружественными государствами, но и с союзниками. Владимир Владимирович с явным удовольствием прокомментировал полёт российского истребителя вокруг американского военного корабля в Чёрном море через несколько дней после референдума о вхождении Крыма в состав РФ. На корабль во время этого полёта были наведены электронные прицелы российской береговой ракетной установки. Путин сказал, что американский капитан повёл себя ответственно. Не стал испытывать судьбу. Развернул судно.

Читать дальше...Свернуть )

Я – засланец?



А ты – мутный. Вот откуда ты взялся? Без роду, без племени, без поддержки – тыдым! Уже в телевизоре сидит, умные речи говорит…

Он дважды писал мне в Фейсбук. Предлагал встретиться. Познакомиться в «реале». Я отмолчался, но после третьего письма открыл его страничку. Фотографии нет, есть «ава». Какая-то тяп-ляп физиономия с тараканьими усищами. Вместо имени погоняло: Геворг Карамурт. Ладно, спасибо, что не каракурт. Читаю: служил государству, занимался бизнесом. Нынешний статус: «Сам свой лоцман и свой капитан». Знает Новеллу Матвееву, уже не худо. Семейное положение – «Всё в прошлом с надеждой на будущее». Ишь ты. Пишу в «личку», дескать, а в чём предмет встречи, дорогой френд? Отвечает: «Ну, два поживших и неглупых человека всегда найдут тему для разговора». Польстил (себя не забывая) и заинтриговал. Ладно.

Пробежал глазами его «ленту». Так называемых «постов» нет. Но в изобилии цитаты и траченные молью анекдотики из тех, что заканчиваются фразой: «И эти люди запрещают мне ковырять в носу?». Смесь дозированной похабщины и вымученного остроумия. Нашёл его среди своих комментаторов. Реплики такие: «Ну, это ещё как сказать!» Или – «У каждого своя правда!». Понятно.

Чувак изо-всех сил торчит на виду, но цели его туманны. Скорее всего, засланный. Из чистого любопытства пишу: «А где увидимся?» Он путанно и многословно объяснил, как найти кафе в Горном Гиганте. «Почему там?» — спрашиваю невинно. – «Ну, так будет всем удобнее. И хозяин кафе мой друг…».

Яснее ясного. Засланный. Из конторы. Возле сердца немного затошнило. Но, была – не была. Поеду. Присел перед дорогой, чтобы унять мандраж.

Владимир Рерих

Кафе «Сантана». Мой бомбила еле его нашёл, изматерившись всласть. Одноэтажный особнячок, крытый карамельной туфтой. У боковой стены цементная стяжка с паутиной старческих трещин. Над головой армейская маскировочная сеть с жухлыми листиками. Пять-семь пластиковых столов. Один покрыт крахмальной скатертью с клеёнкой поверх. Столовые приборы, стянутые бумажными салфетками. Ни души. Кто-то деликатно тронул моё плечо, будто бабочка присела.

Передо мной стоял свежий, ухоженный казах лет 60, слепяще улыбаясь ввинченными в дёсны бивнями. Светлые брючки, скромное брюшко, фатоватые усишки под филейным носиком. Волосы реденькие, с каштановой искрой, крашенные. Тщательный пробор без перхоти.

Пока раскланивались, кто-то невидимый накрыл поляну. Уселись. Графинчик запотевший, шашлык дымящийся, взрезанные томаты сочатся кровью, на зелени капельки водопроводной росы – чин чинарём.

Давай сразу на «ты»! – предложил он, наполняя стопки тягучей, как глицерин, ледяной водкой. – Чего тут китайские церемонии разводить!

Читать дальше...Свернуть )

Американо-российская игра «Кто первым струсит» закончится слезами


Возня из-за Восточной Сирии вышла за рамки просто глупых забав. Сейчас она больше похоже на игру «Кто первым струсит», в которой русские и американцы толкают друг друга, чтобы посмотреть, как далеко они могут зайти. Но в действительности именно американцы стреляют, хотя они еще и не убивали русских

Газета Japan Times опубликовала аналитическую статью Гвина Дайера под названием «The U.S.-Russia game of chicken will end in tears» — «Американо-российская игра «Кто первым струсит» закончится слезами».

В предисловии к ней говорится так: «Просчет, из-за которого прольется кровь, может спровоцировать кризис».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Возня из-за Восточной Сирии вышла за рамки просто глупых забав. Сейчас она больше похоже на игру «Кто первым струсит», в которой русские и американцы толкают друг друга, чтобы посмотреть, как далеко они могут зайти. Но в действительности именно американцы стреляют, хотя они еще и не убивали русских.

В начале этого месяца ВВС США сбили сирийский дрон (беспилотный летательный аппарат) российского производства неподалеку от пропускного пункта аль-Танф на границе между Сирией и Ираком. Затем 17 июня американский истребитель F/A-18 сбил истребитель-бомбардировщик сирийской авиации в районе Ракки, осажденной столицы Исламского Государства.

Русские отреагировали, заявив, что теперь самолеты западной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат в Сирии, будут рассматриваться ими «в качестве потенциальных целей и приниматься на сопровождение российскими наземными и воздушными средствами противовоздушной обороны».

В сентябре прошлого года, когда американские самолеты по ошибке сбросили бомбы на сирийские правительственные войска, убив 62 человека, их никто не сбивал. Но это было тогда, и с тех пор правила явно изменились – как это было отмечено в понедельник, когда ВВС США сбили еще один сирийский правительственный дрон в районе пропускного пункта аль-Танф. На этот раз речь идет о беспилотном летательном аппарате Shahed 129 иранского производства.



Американо-российская игра
Иллюстрация: japantimes.co.jp

Читать дальше...Свернуть )

Что произойдет, когда Владимир Путин уйдет — и уйдет ли он когда-нибудь?


Три сценария развития событий в случае ухода нынешнего президента Российской Федерации от власти

Издание OZY опубликовало аналитическую статью Джона Маклафлина под названием «What Happens When Putin Goes — and Will He Ever?» — «Что произойдет, когда Путин уйдет — и уйдет ли он когда-нибудь?».

В предисловии к ней говорится так: «Почему это должно вас беспокоить? Потому что ему рано или поздно придется сойти с политической сцены.

Если прошлый год и научил нас чему-нибудь касательно международной политики, так это тому, что следует ожидать неожиданного.

Российский президент Владимир Путин готов баллотироваться в 2018 году на следующий шестилетний срок, и у 64-летнего лидера страны нет очевидного преемника — по определению. Но что произойдет, если мы однажды утром, проснувшись, обнаружим, что его больше нет с нами? На этой неделе OZY рассматривает сценарий «Жизнь после Путина» и выделяет тех людей, которые могли бы выдвинуться вперед в случае ухода единоличного лидера России».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Такой транзит власти может осуществляться разными путями, и каждый из них породит свой собственный набор проблем — для России, для Соединенных Штатов и для всего остального мира. Вот три сценария к рассмотрению:

Вероятность реализации первого сценария зависит больше от личностной судьбы, чем от плановых сроков. Кажется почти бесспорным то, что 64-летний Путин, который известен как непьющий и некурящий человек и который находится, судя по внешнему виду, в хорошей форме, может прожить гораздо дольше, чем среднестатистический российский мужчина в России. А средняя продолжительность мужской жизни в России за последние годы увеличилась с 58,9 лет до 65,9 лет. Но то, сколько кому отпущено жить, в конечном счете, непредсказуемо, поэтому стоит подумать о том, что произойдет, если судьба преподнесет сюрприз.



Путин

Читать дальше...Свернуть )

Рерих спрашивает о Рерихе


Интервью с организатором выставки «В поисках Шамбалы» Соней Беккерман

Я беседовал с Соней Беккерман по Skype, потому что она была в Нью-Йорке, который называют «Большое яблоко», а я здесь, в бывшей столице Казахстана, название которой тоже содержит отчётливый яблочный привкус.



Соня Беккерман
Соня Беккерман

***

— Соня, здравствуйте!

— О! Добрый вечер! Но у вас, кажется, наступило утро?

— Да, здесь уже «сегодня», а у вас ещё «вчера», то есть в каком-то смысле это разговор прошлого с будущим, вы не находите?

Соня Беккерман смеётся. У неё чуть низкий, чувственный, немного усталый голос. Лица Сони я не вижу, видеоканал отключен в угоду звуку, но воображение рисует красивую черноволосую женщину с выразительными большими глазами – что позже полностью подтвердила Википедия.

Соня Беккерман много лет работала в аукционном доме «Сотбис», была там старшим вице- президентом, курировала русский отдел. Но позже вместе с Мариной Ковалёв основала Son Mar Group, компанию, которая тесно сотрудничает с музеем Рериха в Нью-Йорке. Благодаря этим женщинам, а также директору музея Гвидо Трепша казахстанцы и гости EXPO получили царский подарок: экспозицию картин, которые впервые отправились на «гастроли».



В поисках Шамбалы

Читать дальше...Свернуть )

Минфин начинает и проигрывает: Бахыт Султанов против Умирзака Шукеева


Публичная схватка министра финансов и главы ФНБ «Самрук-Казына» напоминает древнее казахское единоборство. Конечно, участники далеки от того, чтобы использовать физические захваты, но зато умело используют вербальные приемы

Предмет борьбы, казалось бы, нисколько не выдающийся. Министерство финансов подготовило пакет поправок, которые революционно изменят правила проведения государственных закупок в квазигосударственном секторе. Главному холдингу страны, который и является ярким представителем квази, эта инициатива не нравится.

Впрочем, обо все по порядку.

Сегодня госзакупки всех государственных организаций сосредоточены на едином портале. А у ФНБ есть свой портал и свои правила проведения госзакупок. Деньги – бюджетные, а консолидации нет. Об этом мы писали в октябре прошлого года. Время от времени минфин, как в целом ответственный за систему госзакупок, пытается подретушировать закон, но всякий раз встречает яростное сопротивление со стороны «Самрук-Казыны». Вот и на этот раз – тоже.

Минфин теперь своими поправками хочет один раз и навсегда создать единую систему госзакупок, а также навести свои порядки в проведении закупок в квазигосударственном секторе, сфере естественных монополий и недропользователей.

госзакупки в казахстане

Читать дальше...Свернуть )

Форма 22 июня 1941 года


Реконструкторы Сергей Пашевич и Даулет Карабеков об обмундировании и знаках различия Красной Армии в начале Великой Отечественной войны

Галиулла Абдрахманов и Амансеит Мусурупов 22 июня 1941 года



Западная граница, 2-ая застава 17-го погранотряда, Брест

Сегодня мой рассказ о пограничниках 2 заставы 17 погранотряда. Они знали о войне за три с половиной часа до ее наступления, их командир принял правильное решение, бойцы подготовились, дали достойный бой немцам 22 июня 1941 года и остались навеки героями!

Со школьных лет я интересовалась публикациями о Великой Отечественной войне и, в первую очередь, материалами о казахстанцах-участниках. Тогда еще были живы ветераны и шел активный сбор материалов о тех военных годах всеми заинтересованными лицами. Конечно, опубликовать книгу о тех событиях и людях, прошедших войну, было крайне сложно – все публикации проходили тщательную проверку. Но согласитесь, те книги, которые были опубликованы в годы советской власти, пусть часто заиделогизированные донельзя, все же представляют значительный интерес для нынешнего и будущего поколений как один из источников правды о войне.

Книга нашего соотечественника Сергея Мартьянова «Первые залпы» обозначена автором как документальная повесть, издана в 1965 году издательством «Жазушы» в Алма-Ате. Она приобрела огромную известность и была несколько раз переиздана. Это было связано со многими факторами. Во-первых, речь в  книге шла  о начале войны, а тема в тот период была актуальна, во-вторых, о людях, живущих рядом, о наших соотечественниках в том числе, в-третьих, повествование идет о пограничниках, а эта тема была одной из любимых в народе.




Галиулла Абдрахманов
Галиулла Абдрахманов


Следует также отметить, что автор «Первых залпов» в 1940 году, после окончания Ярославского педагогического института, ушел добровольцем в пограничные войска. Служил на Дальнем Востоке, в Закарпатье, в Казахстане. Здесь, на границе, и началась его писательская деятельность. Таким образом, Сергей Мартьянов – пограничник, то есть человек, которому доступны и секретные материалы в том числе. К моменту издания книги он известный писатель и сценарист. Документальная повесть действительно читается легко и понятно, почему уже несколько десятилетий привлекает внимание исследователей пограничных войск.

Второй раз я читала книгу уже в студенческие годы и память сохранила информацию о том, что среди пограничников были и казахстанцы. Занимаясь поисками казахстанцев – защитников Брестской крепости, нашла несколько эшелонов, которые ушли с территории Казахстана с сентября 1939 по июнь 1941 года в Брестскую область. Значит, на службу прибыли несколько тысяч человек. Никому из них 22 июня еще не подошло время демобилизации. Все они стали участниками первых часов и дней войны.

За пять десятилетий работы мой список бойцов и командиров из Казахстана постепенно увеличивался, однако быстрее всего его обогащение пошло с 2011 года, когда я стала работать с белорусскими и российскими поисковиками и архивами. Конечно, свое слово сказали интернет и социальные сети. В 2012 году я стала работать с архивом С.Н. Мартьянова (он в послевоенные годы и до смерти жил в Алма-Ате) в Центральном Государственном архиве Республики Казахстан (ЦГА РК). Там кроме материалов книг оказались доступны записные книжки, первые публикации, исправления и многие документы, отложенные в архив супругой после смерти исследователя.

Итак, рассказ о Галиюлле Абдрахманове и Амансеите Мусурупове,  служивших в 17-ом погранотряде в  Брестской области.

В моей книге «1941. Брестская крепость. Казахстан» среди казахстанцев-участников боев в районе Бреста есть следующая короткая запись:

— Абдрахманов Галиюлл – 1916 г.р., закончил 2 курса сельхозинститута в г. Алма-Ата, мл. с-т, ком. отделения 2 погранзастава 17 погранотряд, канд. в чл. ВКП (б), ранен  22.06.41. (официально в 14:00 22.06.41. погиб), погиб при побеге из тюрьмы Бреста (воспоминания Гавриила Тупицына из Смоленской обл.) – «История Казахской ССР». – Алма-Ата: Наука. Том V. 1980.– 596 с.; «Освободители. Воспоминания, очерки, статьи, документы, стихи». – Алматы: Раритет. – 2009.

— Мусурупов Амансеит – стрелок, 2 погранзастава 17 погранотряд, погиб в 9:00 22.06.41. [1].

Попробуем эти строки раскрыть с помощью книги С.Н. Мартьянова, его блокнотных записей, воспоминаний родственников, сослуживцев, белорусских граждан, работы нынешних поисковиков Белоруссии, Казахстана, России и рассказать о Галиюлле Абдрахманове и Амансеите Мусурупове, пограничниках 2-ой заставы, их жизни, службе и  последних днях.

Вспоминает Зинин Михаил Данилович, в 1941 г. – заместитель политрука 2-й пограничной заставы 17-го Брестского  Краснознаменного пограничного отряда.

«Абдрахманов – плотный, мордастый, ниже среднего роста, скуластый, опрятный, требовательный к себе и другим. Учил молодых как нужно вдевать иголку, как зашивать что-нибудь. Учил мыть пол. Сам, без стеснения. Хороший стрелок. По-русски говорил хорошо, чисто. В отделении  были татары. Он сам при них учил есть свинину. Молчалив. Болтовни не любил. Назначался дежурным и помощником дежурного [по заставе]. В [художественной] самодеятельности не участвовал».

«Мусурупов – ниже среднего роста, худощавый, по-русски говорил слабо. Ходил младшим наряда. Уроженец Соль-Илецкого р-на Чкаловской (Оренбургской) области, призван в январе-июне 1940 г., или в августе-декабре 1939 года). Дубовая роща. Здесь стояла наблюдательная  вышка, на которой сражался и погиб Мусурупов. Он видел: слева – Бугицу и справа – Бубель Луковиско. Обзор у него был от Величковичей до Крынок.           Мусурупов – сидел по-казахски, длинные руки до колен, стеснялся. Погиб на вышке. Вышка пробита снарядом. Правый угол будки был снесен снарядом [2]».

В ночь на 21 июня на охраняемом 2-ой погранзаставой участке границы до середины реки доплыл человек и сообщил, что 22 июня в 4 утра начнется война. В ночь на 22 июня на ту сторону был переправлен наш агент для проверки сведений. Он скоро вернулся и подтвердил данные. На просьбу Горбунова дать подкрепление, из штаба в Бресте приказали панику не разводить, но и объяснили, что отовсюду шли сообщения и просьбы, поэтому и не дали подкрепление.

Галиулла Абдрахманов

… До начала войны осталось 3,5 часа. Никто никаких мер не принимал. Начальник 2 погранзаставы, младший лейтенант Горбунов позвонил на соседнюю заставу. Там ничего не знали. Политрук комендатуры был в это время на 1-й заставе и присутствовал при разговоре Горбунова с нач. 1-й заставы Кичигиным. Горбунов советовался с Кичигиным, чтобы объявить тревогу. Но политрук сказал, чтобы панику не поднимал. Горбунов позвонил другим соседям – на 3 погранзаставу. Но связь была уже прервана. В общем, Горбунов все сделал на свой страх и риск.

С политруком заставы Горбачевым, он принимает решение собрать сержантов.

… Горбунов обвел всех внимательным взглядом. Вот стоит старшина заставы сержант Валентин Мишкин – высокий, сухопарый, длиннолицый, весь какой-то потускневший и притихший. Впрочем он и всегда-то не отличался  большой расторопностью, хотя и был аккуратен. Как всегда, серьезен и собран младший сержант Алексей Ипполитов – инструктор службы собак, неутомимый следопыт. Его дружок, сержант Василий Шалагинов, командир первого отделения, весельчак и компанейский парень, – и сейчас улыбается. Молчалив и застенчив командир другого отделения младший сержант Иван Абдрахманов. Родом он из Казахстана, и зовут его наверняка не Иваном, но уж так записали в документах заставы. Лицо у него широкое, скуластое, смуглое, брови нахмурены, держится позади всех, скромно. Явились еще два командира отделения – сержант Константин Занозин и младший сержант Кузьма Никитин. Не было среди них замполитрука заставы Михаила Зинина. Вместе с ефрейтором Бричевым с вечера находились в наряде. А остальные все в сборе. Можно начинать.

Горбунов прокашлялся и ровным, глуховатым голосом заговорил начистоту: о войне…

Шалагинов чуть присвистнул. Ипполитов нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Абдрахманов еще больше нахмурился. А на лице старшины Мишкина не дрогнул ни один мускул. Хладнокровный же, черт!

— Телефонная связь с комендатурой и заставами нарушена, – продолжал Горбунов. – Помощи ждать не приходится. Подняты ли по тревоге части Красной Армии, мне неизвестно. Но мы не будем ждать! До четырех часов утра осталось, – Горбунов посмотрел на свои  часы, приложил их к уху, послушал, – осталось … один час пятьдесят минут. Прошу сверить с моими.

Сержанты сверили, подкрутили стрелки.

Горбунов продолжал:

— Товарищи младшие командиры! Призываю вас в решающий момент действовать инициативно и смело!

Через пять минут сержанты вышли.

И тотчас в казарме раздалась команда дежурного:

— Застава, в ружье!

На заставе — тревога! [3-1]

А в это время везде была тишина…

И тут по казарме разнеслась команда:

— Застава, стройся!

Всего их было шестьдесят человек: русские, украинцы, казахи, один удмурт. Среди них было шесть коммунистов и тридцать восемь комсомольцев.

Выйдя перед строем на середину,  Горбунов скомандовал:

— Застава, смирно!

Теперь ему предстояло сказать самое главное.

— Товарищи бойцы и младшие командиры! Товарищи пограничники! – начал он. – Мы получили сведения, что в четыре часа гитлеровцы нападут на нас. Уже перерезана связь. Положение серьезное… Но нас не запугают фашисты. Никакой паники. Будем стоять каждый на своем посту. Наша задача – оборонять участок государственной границы, вверенной нам командованием. Я решил…

И он спокойно и твердо поставил боевую задачу каждому отделению, каждому пулеметчику и каждому снайперу.

Убедившись, что люди поняли его и готовы драться до последнего, скомандовал:

— По местам! К бою!

Читать дальше...Свернуть )